Преемственности не будет: эксперт о курсе и методах нового главы региона

13 февраля, 21:24

Россия переживает очередной период «перемен сверху». Пермский край тоже вступил в очередную перезагрузку.

«Отдых» без губернатора дал возможность пермской политической элите и околополитической общественности поразмышлять: если отсутствие губернатора вполне себе терпимо, то, может быть, следует и дальше губернаторам править примерно так же «незаметно», в спокойном режиме выстраивая политику и преображая край и его столицу? Об этом, а также об общеполитических изменениях в стране мы и поговорили с руководителем политической экспертной группы Константином Калачёвым.

Связь с крупной компанией скорее плюс

— Почему потребовалось столько времени, чтобы найти человека на должность врио?

— Просто по той причине, что это не была плановая замена, как в иных регионах. Скорее, повышение Решетникова и назначение Махонина отчасти были импровизацией. Соответственно, требовалось время, чтобы из возможной кандидатуры выбрать оптимальную. Даже с учётом того, что Решетников в Перми явно был временно и ждал, что его позовут в Москву.

Думаю, оптимальность кандидатуры определялась принадлежностью к Перми, варяг мог быть воспринят неоднозначно. Второе — наличие лоббистов-покровителей, которые могли бы оказать поддержку назначенцу. Что касается партийной принадлежности Дмитрия Махонина, думаю, уже потом решили обыграть, создать красивый инфоповод с неким отношением нового врио к «Яблоку». Полагаю, что эту связь не стоит переоценивать.

— Дмитрия Махонина принято связывать с главным исполнительным директором «Роснефти» Игорем Сечиным. Что отличает людей этой группировки?

— В эту группировку входят государственники, которые уважают Игоря Ивановича. И готовы работать на интересы «Роснефти», которые большей частью совпадают с интересами государства. Но Махонина следует считать человеком не только Сечина, но и Артемьева, главы ФАС, который очень давно находится на своем посту. Говорят, что Путин ценит Артемьева, входящего в политический комитет «Яблока», в качестве «правильного оппозиционера». Думаю, что рекомендации главы ФАС при назначении Махонина тоже могли играть роль.

А по поводу расстановки людей, связанных с госкорпорациями, на посты губернаторов могу сказать, что это не первый случай. Есть у нас губернаторы «от Ростеха». Появление такого человека во главе региона означает, что компания, которая лоббировала его в регион, имеет интересы в этой территории. Пермский край — территория богатая, у вас всего много. Но связь с крупной компанией сегодня скорее плюс, чем минус.

Повторять за Решетниковым — дохлый номер

— Один из вопросов, которым задавались пермские «пикейные жилеты» в период «межгубернаторства»: как относиться к «творческому наследию» Решетникова, ставшего инициатором многих, в том числе небесспорных начинаний в Перми? Это и ликвидация части Горнозаводской ветки ЖД, и отмена ЕНВД, и градостроительная политика, и укрупнение муниципалитетов, школ и больниц...

— Бывают назначения, которые должны обозначить линию преемственности. Когда новый руководитель «наследует» руководителю старому. Но Решетникову новый врио ничем не обязан. Абсолютно. Предполагаю, что Решетников был не самым популярным губернатором. Да, он получил очень высокий процент на выборах, были большие надежды, но и разочарование пришло очень быстро. В том числе и из-за некоторых спорных решений.

Так как эта избирательная кампания может быть более конкурентной, чем предыдущая, а к тому же Махонин баллотировался четыре года назад от «Яблока» с лозунгом «Пермский край голосует за своих», то нужно сейчас себя показать «своим». Полагаю, что ревизия того, что оставил предшественник, будет. Может быть, даже некоторые решения он пересмотрит, особенно если это позволит набрать очки. Для Махонина сейчас важны имиджевое позиционирование, программное позиционирование. Что касается имиджа, он должен показать себя патриотом родного края, что он не временщик, «надолго и всерьез».

Ну а дальше вопрос программных предложений. Здесь надо отталкиваться от ошибок Решетникова. И от достижений, очевидным образом. На самом деле что такое хороший губернатор? Это лоббист, защитник интересов территории, драйвер её развития. Опираться на Решетникова, использовать как «предтечу» в своей политике, выставлять себя продолжателем его начинаний — дохлый номер. Следует от этого отстраняться.

«Либеральной столицы» не ждите

— Решетников запомнился как жесткий губернатор-технократ, который реализует свои планы, не оглядываясь на общественное мнение и на политический расклад в элитах (в частности, протесты местных элит вызвали и вызывают транспортная реформа в Перми, отмена ЕНВД, борьба с НТО, укрупнение муниципалитетов в крае). Следует ли Махонину быть более гибким?

— Как показывает практика, многие бывшие «яблочники» оказываются очень консервативными людьми. Да и раздвинуть серьезно границы региональной политики Махонину никто не даст. Говорить, что Прикамье с ним станет самой либеральной территорией России, нельзя. А вот что касается отношений с людьми, с бизнесом, врио должен продемонстрировать умение как убеждать, так и договариваться, слушать и слышать.

Опять-таки, отталкиваясь от Решетникова. Да, технократический стиль в моде, технократы у нас правят бал. Но Решетников № 2 не нужен. Значит, нужно делать что-то по-другому. Думаю, что здесь новым главой региона гибкость будет проявлена.

Традиционализм как новая госидеология

— В стране идёт обсуждение конституционной реформы, в том числе и в регионах — на уровне реготделений партий. Краевой омбудсмен Прикамья предложил не принимать поправки в Конституцию пакетом, в частности. Ваш коллега по цеху Аббас Галлямов заметил, что многие революционные реформы, как перестройка, зачастую начинались как контролируемые «сверху» частичные преобразования, но элиты в их ходе проигрывали под валом нарастающих изменений и требований «снизу». Может ли конституционная реформа стать «новой перестройкой», меняющей режим?

— Перестройка не имела плана. Есть ли план сейчас? Видимо, да. Но нет понимания меняющихся запросов общества. Есть их недооценка. Путин много говорил о переменах в послании. Запрос на них есть. Что делать? Самому их инициировать в своих интересах. Другое дело, совпадут ли ожидания с предложением? Возникает серьезный вопрос: как, ничего не меняя системно, добиться экономического роста? Возможно ли это вообще? Ничего сущностно не меняя, только повышая учет и контроль, эффективность использования каждого рубля и так далее? Я сомневаюсь.

Представим себе: конституционные перемены прошли, поправки приняты, правительство поменяли, проходит год-два, а воз и ныне там. Повышения доходов населения нет, нарастает дефицит бюджета. А если поправки об индексации бюджета будут приняты в Конституции, то возникнут проблемы с финансированием социальных обязательств...

Думаю, что так или иначе перемены произойдут. Надеюсь, эволюционным путем. Но не только те перемены, что нам предлагают сейчас, а более глубокие, более системные.

— Общественное обсуждение поправок уже вынесло довольно неожиданные предложения. Как вы относитесь к традиционалистским предложениям в текст Конституции? Как известно, предлагается закрепить формулировку брака как союза мужчины и женщины, упомянуть бога в Конституции. Нужны ли такие правки в «теле» основного закона и к чему они могут привести, если будут включены?

— Плохо отношусь. Понятно, что сейчас все фонтанируют идеями. Сейчас нужны идеи, которые объединяют, а не разъединяют. Появилась же шутка насчет того, что надо бога упомянуть следующим образом: «Слава богу, у нас светское государство». Бога в конституциях упоминали в других странах, в другие исторические эпохи. Зачем нам возвращаться в XIX век?

Но сказать, что в итоге будет в тексте основного закона, я не могу. Потому что традиционализм у нас идет рука об руку с государственным патриотизмом, который стал фактически государственной идеологией.

Алексей Колышкин, фото из личного архива Константина Калачёва