Ликвидация неуловимых: 100 лет назад пермская милиция очистила Прикамье от бандитов

15 ноября, 10:16

Постепенно забываются события вековой давности. Время войн, интервенций, революций, голода и разрухи. Старая власть рухнула, новая только пыталась утвердиться. Ко всем прочим бедам Прикамье захлестнул разгул преступности.

Настали благодатные деньки для местных Лёнек Пантелеевых, Лёвок Задовых и Сонек Золотых Ручек. Им была чужда всякая идеология: и «светлое будущее» красных, и «Боже, царя храни» белых, и даже «мама-анархия» зеленых. Их позиция — «грабь, бери, сколько унесешь, не дают — убей, жри от пуза, пей вволю!»

Нищая милиция против сытых бандитов

Прикамские просторы будто бы специально были созданы природой для того, чтобы многочисленные банды чувствовали себя вольготно. Непролазные чащи, таежная глушь, бездорожье помогали бандитам надежно укрыться от любой опасности. Под Юсьвой и Ордой, Суксуном и Ильинским, Кунгуром и Култаево орудовали разросшиеся словно на дрожжах шайки «михайловцев», «богдановцев», «карташевцев». Наводили страх бандиты Курай, Санко Медвежонок, Распутин, Бородулин, Настя Ворожейка. Шайки совершали стремительные набеги на села и деревни, грабили всё подчистую, насиловали и так же быстро скрывались по своим схронам, оставляя после себя сожженные избы и трупы.

Долгое время банды оставались неуловимыми. Милиции в то время приходилось очень трудно, ведь свою деятельность ей пришлось начинать, как говорится, с чистого листа. Малограмотных, неопытных, слабо представлявших специфику своей работы милиционеров никто не учил. Но полные энтузиазма люди старались как могли, учились сами, дорогой ценой платили за необходимый опыт. Мало того что служба была опасная, так еще и голодали милиционеры, и тиф их косил, и ютились где придется, а уж о жаловании в стремительно обесценивавшихся первых советских дензнаках и говорить не стоит! Нисколько не лучше обстояло дело и с вооружением: древние мосинские «трехлинейки» образца 1891 года, устаревшие наганы да по горстке патронов к ним. Малочисленные летучие отряды милиционеров гонялись за бандами по лесам и весям, кое-кого удавалось задержать. Наиболее важных арестантов сразу конвоировали в Пермь, а с мелкой сошкой разбирались на месте. Но основная масса бандитов и, главное, костяки шаек чаще всего уходили от возмездия. Отсидятся где-нибудь в лесных буреломах или у верных людей, пропьют-проедят награбленное и снова выходят вершить свои черные дела.

Суксунские отморозки

Банда «суксунцев», к примеру, насчитывала до трехсот (!) активных стволов — почти армия! Она состояла из уголовников и кулаков, недовольных советской властью. Эти не боялись ничего: орудовали в глуши, где представителей власти, тем более милиции, было раз-два и обчелся. Все подступы к району своих действий бандиты надежно перекрывали, так что о любой милицейской операции против себя знали загодя.

Местное население было настолько запугано, что милиционеры не могли получить каких-либо надежных свидетельских показаний против бандитов. У уголовников разговор со свидетелями был короток: пуля или веревка с петлей на ближайшей березе! Практиковали бандиты и такое: брали в деревне заложников, и если кто-то из жителей хоть ненароком что-нибудь сболтнет — бедолаг возвращали семьям. Правда, уже без голов… Деревни, которые пытались оказать малейшее неповиновение, могли запросто сжечь. Поэтому граждане на просьбы милиционеров показать местонахождение банды или дать показания против ее участников чаще всего отвечали: «Вы сперва поймайте бандитов, а там посмотрим».

«Суксунцы» постоянно пополнялись рекрутами. На место убитых в стычках с милицией и чекистами, отловленных сотрудниками прикамского уголовного розыска бандитов приходили другие: зэки, бежавшие из мест лишения свободы, разорившиеся крестьяне и лавочники, пустившие по ветру состояние нэпманы, разные проходимцы и авантюристы. Почти триста душ разного сброда тяжело уживались друг с другом. Случались междоусобицы, блатные разборки, заканчивавшиеся поножовщиной и перестрелками. Особенно в моменты дележа награбленного в окрестных селах добра.

Однако сколько веревочке ни виться... Растущий профессионализм работников милиции, помноженный на исключительную отвагу, позволил мало-помалу ликвидировать почти все уголовные банды, промышлявшие в Прикамье. Редели и ряды «суксунцев». Главари, попавшие в руки угро, не спешили каяться во всех своих страшных грехах: «На чем повязали — мое! А что не докажете — не возьму, хоть режьте! Подельники? Да вам, лягавым, ни в жисть их не словить!»

Как «укоротили» Бороду

И ловили, и дела до суда доводили... Недалеко от Орды «накрылся» известный рецидивист Санко Медвежонок. Опера ранили бандита в кровавой перестрелке, и тот, как зверь в берлоге, обложенный со всех сторон в лесной избушке, умер от ран.

В Ильинском районе в руки милиционеров попался самый жестокий бандит того времени — Бородулин. На счету бородулинских головорезов — сытых, пьяных, до зубов вооруженных — сотни загубленных жизней, десятки разграбленных прикамских деревень. Главарь — детина двухметрового роста, косая сажень в плечах — наводил ужас одним своим видом. Его именем матери пугали своих непослушных детишек! Для ликвидации «бородулинцев» сформировали специальный сводный отряд милиционеров, имевших боевой опыт. За неуловимой бандой гонялись по всей области больше двух месяцев, но хитрый Бородулин, не принимая боя, всегда ускользал невредимым…

Лесную деревушку недалеко от села Ильинского бандит облюбовал неслучайно: неразоренная, расположена удобно. Беззащитных жителей бандиты согнали в амбар. Бородулин скомандовал своей пьяной орде: «Поджигай!» Но негодяи, кинувшись по хатам и сусекам за добычей, прозевали подход отряда. Поняв, что окружен, Бородулин с тремя телохранителями попытался было прорваться, но повсюду нарывался на меткие выстрелы милиционеров. Не ушел никто... Когда по Прикамью пошли слухи о гибели Бороды, люди верили и не верили. И лишь когда в помещении Пермского суда выставили грубо сколоченный гроб с изрешеченным пулями телом бандита, сомнения отпали.

Всего в 1920-е годы прикамские милиционеры ликвидировали 19 только крупных бандформирований. Достижения того периода были обусловлены слаженной работой всех милицейских служб и особенно сотрудников уголовного розыска, возглавляемого Алексеем Грачёвым, Иваном Куликовым, Фёдором Кочкиным, Василием Войнарским. Прикамье медленно, но верно очищалось от преступных элементов.

Максим Шардаков, фото из архива ГУ МВД России по Пермскому краю




ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ